Убийство Распутина. Часть 2

Штюрмер, министр внутренних дел, а затем премьер министр, по словам Витте, был рекомендован царю после убийства Плеве. Известно, что Штюрмер был председателем земства в Твери, обладал огромной властью и занимал несколько важных постов при дворе. Уже это доказывает, что ему не нужна была помощь Распутина или кого-либо другого. Штюрмер был стариком, возможно, не идеалом, но, безусловно, человеком высоких принципов. Он был арестован Временным правительством, в крепости его подвергли таким жестоким страданиям, что он умер в течение дня после того, как правительство, не сумевшее ни в чем его обвинить, освободило его.

Революционер Соколов, справедливый человек, публично заявил, что если бы в России кто-нибудь нес ответственность за содеянное, то вина за смерть Штюрмера была бы возложена на Миллукова.

Что касается Протопопова, то он был принят императором, главным образом, в качестве секретного агента в Думе и личного представителя Родзянко — президента Четвертой думы. После возвращения из важной зарубежной поездки Протопопов от имени Думы был представлен императору. Через несколько дней Николай II в письме императрице выразил восхищение этим человеком. Назначение было сделано в один из импульсных моментов, характерных для Николая II, но все же это был глубоко обдуманный шаг. Император выразил желание иметь министра внутренних дел, который был бы в хороших отношениях с Думой. Протопопов, если не учитывать его отношения с Родзянко, много лет был делегатом от своего собственного земства в союзе Земств. Естественно, что император обратил на него внимание, как на идеального кандидата от народа. Стало странным, когда практически сразу после его назначения Родзянко и вся мажоритарная партия присоединилась к идее удалить Протопопова. Единственным обвинением, которое я слышала, было то, что «его разум внезапно потерпел неудачу».

Протопопов был человеком высокого происхождения, тем не менее был нервным, и я всегда подозревала, немного слабовольным. Он не был немощным стариком, как его обычно представляют, ему было около 64 лет, седые волосы и усы, молодые, яркие черные глаза. То, что он обладал большим мужеством, доказывает его поведение после революции. Подойдя к двери зала заседаний в Думе, он громко заявил: «Я Протопопов! Арестуйте меня, если хотите!» Его арестовали по приказу Родзянко, но позже он был освобожден только для того, чтобы встретить смерть от пуль большевиков.

То, что Протопопов был в дружеских отношениях с Распутиным, правда, но то, что Распутин имел какое-либо отношение к его назначению или к сохранению его должности после нападок Думы, просто абсурдно.

Маклаков, министр внутренних дел до Протопопова, был бывшим черниговским губернатором. Император встретил его во время празднования юбилея Полтавской битвы, в лодке на реке, и в порыве своей импульсивности решил, что нашел идеального министра внутренних дел. Со временем их дружба окрепла, император был доволен отчетами нового министра, которые, как он говорил, отражали его собственную точку зрения. Изменений в отношении должности Маклакова не предвиделось, пока в 1914 году, пока Николай Николаевич, верховный командующий русскими войсками, внезапно не потребовал его отставки. Князь Николай, надо сказать, постоянно вмешивался в дела внутренних органов власти. В первые дни войны император счел мудрым терпеть подобные заявления, поэтому с большой неохотой уступил просьбе об отставке Маклакова, сказав ему с искренним сожалением: «Они требуют этого, и в такое время я не могу противостоять им».

На место Маклакова был назначен Чербатков, друг и протеже Николая Николаевича, бывшего главу отдела перераспределения средств государства. Несомненно, он много знал о лошадях, но о государственных делах не знал ничего. Даже влияние князя Николая было бессильно, чтобы удержать его в должности более двух месяцев.

За Чербатковым последовал Хвостов, который не был знаком с Распутиным. Он был преданным другом императорской семьи, однако вскоре после назначения он начал развивать дружеские отношения с Распутиным. Согоасно полицейским протоколам, этот министр внутренних дел часто играл на прискорбной слабости Распутина к алкоголю. Возможно, он думал, что, опоив беднягу, он сможет узнать от него какие-то тайны Двора. Но потерпев неудачу, Хвостов с помощью начальника полиции Белезского устроил заговор против Распутина, который чуть не стоил тому жизни. Это обнаружилось, и император снял Хвостова с должности.

Еще один человек, о котором распространяли клевету, как будто его назначение организовал Распутин, был митрополит Питирим. Человек безупречно честный, придерживался либеральных взглядов на церковное управление. Император встретил его в конце 1914 года во время одной из поездок на Кавказ. Питирим был Экзархом Грузии, императора поразили его манеры, благочестивость и ум, в итоге он предложил Экзарху стать митрополитом Санкт-Петербурга. Почти сразу после его назначения пропагандисты начали вплетать сюда влияние Распутина, хотя эти два человека никогда не были в каких-либо отношениях, кроме формального знакомства. Их величества любили и уважали Питирима, но он никогда не появлялся в кругу их семьи.

Питирим всегда выступал за отделение церкви от государства, хотел создать приходскую систему, при которой поддержка церкви должна быть ответственностью народа, а не императора. Невероятно, что он получил свою долю клеветы в свой адрес. В одном из обвинений Керенского значилось, что все мои алмазы были подарками Питирима, из чего следует, что мы были достаточно близки.

Это лишь немногие из известных лиц России того времени, которые подверглись унижениям и клевете в свой адрес. Николаю II часто приходилось выслушивать, что он окружил себя «низшими людьми». Дело в том, что в начале своего правления он выбрал в качестве своих главных советников людей способных и честных, которые были друзьями его отца, Александра III. Позже он назначал тех людей, которые, по его мнению, были лучшими из доступных. Следует признать, что среди людей, которых он мог выбирать, было мало таких, кто обладал первоклассными способностями. События Первой мировой войны и революции доказывают это, поскольку ни до, ни после этих событий не появился ни один выделяющийся человек. Сейчас многие делают вывод, что никогда большевизм с его философией не приобрёл бы столь сильных корней в России, если бы почва не была так хорошо для этого подготовлена заранее. До сих пор много таких, кто считает, что какое-то влияние извне стало причиной падения страны. Это не так, ведь именно русские, особенно русские из привилегированных классов несут главную ответственность за катастрофу.

Картинка взята с сайта https://pixabay.com/

Штюрмер, министр внутренних дел, а затем премьер министр, по словам Витте, был рекомендован царю после убийства Плеве. Известно, что Штюрмер был председателем земства в Твери, обладал огромной властью и занимал несколько важных постов при дворе. Уже это доказывает, что ему не нужна была помощь Распутина или кого-либо другого. Штюрмер был стариком, возможно, не идеалом, но,…

Штюрмер, министр внутренних дел, а затем премьер министр, по словам Витте, был рекомендован царю после убийства Плеве. Известно, что Штюрмер был председателем земства в Твери, обладал огромной властью и занимал несколько важных постов при дворе. Уже это доказывает, что ему не нужна была помощь Распутина или кого-либо другого. Штюрмер был стариком, возможно, не идеалом, но,…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *