Григорий Распутин. Пророк, демон или человек?

В 1910 году при царском дворе в России находился религиозный самозванец Распутин, чья личность была настолько вычернена в глазах мировой общественности, что никак иначе он уже и не представлялся по настоящее время. И всё-же, почему Григорий Распутин стал частью семейного круга Николая II и Александры Федоровны, его супруги, и почему именно он?

С 1910 года каждое движение Распутина было известно российской полиции, а его страшное убийство описано многими писателями, которые освещали события русской революции. Его называли священником, чаще еще монахом, но он не был святым. Распутин был одним из бродячих набожных крестьян, которых в России называли странниками, а иногда – паломниками.

Эти странствующие крестьяне, часто встречающиеся в старой России, привыкли путешествовать из одного конца страны в другой, часто таская тяжелые цепи на теле, чтобы сделать свой путь более болезненным и трудным. Они ходили из церкви в церковь, из храма в храм, из монастыря в монастырь, молились, постились, и их молитвы были не такими искренними, как в них верило население.

Время от времени появлялся странник, который благодаря своему чрезвычайному благочестию, дару речи или силе личности пользовался более высокой репутацией. Высокопоставленные церковники, владельцы поместий и даже представители дворянства приглашали этих людей в свои дома, с интересом слушали их беседы и просили молиться за них. Таким странником был Григорий Распутин, который начал свой скромный путь в далекой сибирской деревне, а в итоге стал известен во всей России, как человек со сверхчеловеческими способностями.

Император и императрица, несомненно, принадлежали к тому типу русских, которые обращали на подобных людей внимание. Николай II, как и некоторые из его ближайших предков, был прирождённым мистиком, да и Александра Федоровна имела к этому склонность. Но это не значит, что они интересовались спиритизмом или чем-то подобным. Императорская чета большее внимание уделяли проблемам духовного состояния своего народа. Они с сочувствием и пониманием читали религиозную литературу не только христианского мира, но и Индии, Персии и стран Дальнего Востока.

Этот интерес к религии и духовной жизни имел очень тонкую грань с «сумасшедшим пиетизмом» у Николая II. Он жил христианством, а не просто вдавался в подробности теории о нём. Супруги верили в пророков, которые могли быть воплощены, в библейском смысле, в некоторых очень одаренных и духовно мыслящих людях. Они верили, что даже вне церкви и без помощи священников возможно общение с Богом.

Низье Антельм Филипп, ясновидящий и советник Николая II, был предшественником Распутина и он предсказал его скорое появление. Незадолго до своей смерти французский мистик сказал Романовым, что у них будет другой друг семьи, уполномоченный говорить с ними от Бога.

Распутин, хотя и был очень бедным, скромным и почти полностью неграмотным, приобрел отличную репутацию проповедника и особенно привлек внимание епископа Феофана, известного в Санкт-Петербурге церковника.

Епископ Феофан представил Странника супруге великого князя Николая Николаевича, который сразу испытал к нему расположение и представил своим друзьям, как обладателя великого благочестия и духовной проницательности. В то время император был в очень близких отношениях с великим князем Николаем, а точнее с его женой и ее сестрой, двумя принцессами Черногории, которые вступили в брак, не совсем в соответствии с правилами православной церкви, с братьями, великими князьями, Николаем и Петром. Одна из этих сестер, принцесса Милица, великая княгиня, супруга князя Петра Николаевича, имела репутацию мистика, и именно в ее доме император и императрица встретились сначала с доктором Филиппом, а затем с Распутиным.

Беседа с сибирским крестьянином глубоко заинтересовала Милицу и её супруга. На самом деле Распутин в то время интересовал и впечатлял почти всех, с кем он общался. Когда дом Столыпина был взорван террористами, его любимая дочь была тяжело ранена. Именно Распутин был приглашен к постели больной для молитвы.

Каким Распутин запомнился современникам, когда он появился первый раз? Он выглядел, как пожилой крестьянин, худой, с бледным лицом, длинными волосами, спутанной бородой и самыми необычными глазами – большими, светлыми, блестящими и способными проникнуть в разум и душу человека. Длинное крестьянское пальто, черное и довольно потертое от времени и пройденного расстояния.

Однажды фрейлина императрицы, Анна Александровна, попросила Григория Распутина помолиться за неё, чтобы она как можно дольше служила своим господам. На это он ответил: «Так будет потрачена вся ваша жизнь». Еще он добавил, что она выйдет замуж, но не найдет счастья в браке, что и свершилось.

Но когда и как Распутин приобрёл столь ужасную репутацию, причислявшую его к врагу? Как мог повлиять странно-ненормальный истеричный менталитет русского народа того времени на дореволюционные события? А образ безумия и растерянности русского разума, точнее, разума Санкт-Петербурга до и после революции был совершенно справедливо замечен. Чтобы это безумие, эта нездоровая мания по уничтожению всех моральных ценностей могла себя хоть чем-то оправдать в общественном сознании, было просто необходимо найти людей, которые будут олицетворять те образы и вещи, которые, люди так ненавидели.

Распутин больше, чем кто-либо ещё ассоциировался со старыми, непопулярными учениями, что толкнуло даже многих умных и справедливых людей принять его именно в таком образе. Россия тогда, как и Франция в XVIII веке, пережила период острого безумия, из которого она долго потом выбиралась, испытывая сожаление и боль. Но это безумие не ограничивалось только умами революционеров. Оно пронизывало и высшие слои общества, поэтому все они также виновны в гибели России в начале XX века. То, что произошло в те тёмные годы между 1917 и 1923, кажется наказанием свыше за грехи всего народа. Нельзя всю ответственность за это возлагать только на большевиков.

Распутин в глазах общественности представляется такой личностью: «Он был представлен императорской семье, после чего поселился во дворце Романовых и взял в свои руки бразды правления».

Даже те, кто буквально не верит в это, тем не менее, убеждены, что Распутин жил очень близко к царской семье, постоянно их видел, консультировал, командовал министрами, обожал женщин и управлял ими, наводя на них страх и суеверия. Но это не так! Если кто-то возьмется отрицать, что Распутин когда-либо жил при дворе и имел хоть малейшее влияние на государственную политику посредством обожающих его суеверных женщин, то пусть он не надеется, что ему поверят. Хотя это именно так.

С момента, как Григорий Распутин начал посещать дворцы великих князей, а особенно с того дня, когда он встретил императора Николая II и его супругу в гостиной княгини Милицы, и до момента, когда он встретил свою смерть в юсуповском дворце в Санкт-Петербурге, всё записано в полицейских документах до мельчайших подробностей. Им известно, сколько дней в году Распутин проводил в Санкт-Петербурге и сколько в Сибири. Они точно знали, сколько раз он заходил во дворец в Царском Селе, сколько он там пробыл и кто ещё там присутствовал.

Полиция знала о Распутине больше, чем все журналисты и историки вместе взятые. Их записи могут подтвердить, что он большую часть своего времени проводил в Сибири, а когда посещал Санкт-Петербург, то жил в довольно скромной квартире на улице Гороховая, 54. Он никогда не жил во дворце, редко посещал его, видел императора реже императрицы и имел среди придворных женщин больше врагов, чем друзей.

У иностранцев могут возникнуть сомнения в полноте и точности полицейских записей, так как за рубежом привыкли, что их полиция обычно ведёт слежку только за преступниками. Чтобы понять, как работала полиция в России, нужно знать эту страну до 1917 года. Нет, это не большевистская полиция, многим достаточно хорошо известно, что она из себя представляла.

Чтобы лучше представить себе работу полиции в те времена, давайте немного углубимся в подробности. Во дворце или в любой из императорских резиденций полицейские силы были распределены между тремя отделениями. Это дворцовая полиция, казачий конвой и гвардейский полк, известный ещё, как Сводный полк. Помимо своего начальника в каждом отделении, над ними был ещё один, самый главный начальник. Это дворцовый комендант, до событий 2017 года – генерал Воейков.

Никто не мог проникнуть во дворец, даже приблизиться к нему, не важно, с разрешения их величеств или по другому поводу, чтобы об этом не узнали в полицейской охране. Каждый солдат, каждый охранник, в форме или без, имел тетрадь, в которой он был обязан отмечать движение всех людей, которые входили во дворец и даже тех, кто проходил мимо его стен, а после отдавать на проверку начальству. Кроме того, они были обязаны докладывать по телефону вышестоящему офицеру о каждом событии, пусть даже незначительном, свидетелем которого они стали.

Подобная бдительность распространялась даже в отношение императора и его семьи. Если императрица заказывала себе карету на два часа дня, то лакей, получивший приказ, немедленно информировал об этом ближайший полицейский участок. Сотрудник этого участка делал звонок в комендатуру дворца, а оттуда информация по телефону поступала в офисы спецорганизаций: «Её величество заказали на два часа». Это значит, что с момента, когда императрица и её спутница или её дети отъезжали от дверей дворца и до момента, когда они возвращались, на дорогах стояли полицейские, готовые записывать в тетради каждый инцидент на дороге.

Если императрица вдруг остановит карету, чтобы поговорить со знакомым, то к этому несчастному немного позже обязательно подойдет сотрудник, который находится за деревом или кустарником. Он потребует ответы на такие вопросы: «Ваше имя, по какой причине вы разговаривали с её величеством?» Императрица всем сердцем ненавидела эту систему полицейского шпионажа, но это была одна из русских железных традиций, которую ни она, ни император не могли изменить или отменить.

Если даже императорская семья подвергалась полицейскому надзору, то легко представить, как внимательно наблюдали за обычными гражданами, особенно за известными и заметными.

Распутин редко посещал дворец, два или три раза в год, или даже реже. В Полицейских отчетах Петербурга и Царского Села эти факты несомненно были зарегистрированы. В год своей смерти, в 1916 году, Распутин видел Николая II ровно два раза.

Одно из посещений дворца стало достоянием ложных предположений некоторых подлых людей, желающих подчеркнуть и распространить факт визитов Распутина к императорской семье. Каждый визит Распутина во дворец был публичным явлением, так как он был всегда в центре внимания у горожан. Но, тем не менее, император и императрица попытались прикрыть его визиты некоторой завесой секретности. Они так делали и с доктором Филиппом, да и мотивы были те же. Каждый человек, даже если он принадлежит к царской семье, хочет немного личной жизни. В любящем семейном кругу иногда не хотят оставаться наедине со своими мыслями или молитвами за закрытыми дверьми. Так было и у Романовых.

Распутин подарил им надежды и искренность, которые были далеки от земной власти и славы, боли и страданий. Они знали, что он простой крестьянин, и что многие высокопоставленные люди в официальных кругах считали странным, а некоторые даже недостойным, что царская семья прислушивалась к советам столь скромного и невежественного человека.

По этой причине император и императрица тщетно пытались сделать визиты Распутина как можно менее заметным. Его провели через боковой вход вместо главного, он поднялся наверх по небольшой лестнице и оказался в редко посещаемой боковой комнате. Он никогда не появлялся в общественных гостиных, как в Царском Селе, так и в Крыму, где одно единственное посещение послужило почвой для сплетни, передаваемой целый год по всему имению. Если бы императорская семья догадывалась, что до того, как Распутин достигнет дворца, а тем более тайной комнаты, он как минимум сорок раз будет отмечен в полицейских записях.

Распутин приглашался, как правило, вечером, но не потому, что в это время бессменная бдительность полиции была ослаблена. Причина в том, что только вечером император находил свободную минуту для близких друзей. Иногда после обеда бывало, что маленький Алексей спускался по лестнице в своей синей ночной рубашке, чтобы перед сном немного пообщаться с отцом. Когда в эти моменты у них был Распутин, то и мальчик, и его родители, как и другие близкие люди, оказавшиеся в этот момент в комнате, слушали с восхищением рассказы странника.

Он говорил о Сибири и её крестьянах, о странствиях по отдаленным уголкам России и о посещении святых земель. Его речь была простой, но странно красноречивой и воодушевляющей. Их величества с радостью говорили с ним обо всём, что им приходило на ум, но, в основном, о плохом здоровье их единственного сына. Казалось, Распутин знал, как их утешить и дать им надежду. После его посещений они всегда чувствовали облегчение. Он им так нравился, что когда им предоставляли сплетни в газетах о пьянстве и развратах Григория Распутина, они говорили только: «Его ненавидят, потому что мы его любим». И этим всё заканчивалось.

Анна Фёдоровна была полностью уверена в честности Распутина, но посчитала нужным поинтересоваться его личной жизнью в Сибири, где он проводил большую часть времени. Она дважды отправляла свою фрейлину Анну Александровну в его далекую деревню Покровское, чтобы навестить его. В компании с матерью генерала Орлова и двумя горничными они отправились в долгое путешествие в Сибирь.

Сойдя с поезда в Тюмени, они были встречены Распутиным. Он усадил их в неуклюжую крестьянскую повозку, запряженную двумя деревенскими лошадьми, и они двинулись в путь по ухабам и камням. Дорога была тяжелой, пришлось проехать на старой безпружинной телеге восемьдесят вёрст через степи до деревни, в которой Распутин жил со своей старой женой, тремя детьми и двумя престарелыми девами, которые помогали по хозяйству, уходу за полями и скотом.

Хозяйство было почти библейским в его простоте, все гости спали в верхней комнате на соломенных матрацах, лежащих на грубом полу из досок. За исключением пары кроватей, комнаты были практически без мебели, хотя на стенах висели иконы, возле которых горели слабенькие свечи. Гости обедали в общей комнате внизу, а вечером обычно приходили четверо крестьян, преданных друзей Распутина, которых называли «братьями». Сидя за столом, они пели молитвы и псалмы с грустным видом.

Почти каждый день гости спускались к реке, чтобы посмотреть, как Распутин с братьями и остальными рыбаками тянут свои сети. Часто приходилось обедать прямо у реки, готовя рыбу на небольших кострах, деля на всех хлеб, орехи, немного изюма и печенья — всё, что женщины захватили с собой перед дальней поездкой в Сибирь. Гости выбрали не самый подходящий сезон для приезда, так как не было ни мяса, ни молока, ни масла. Для четырех женщин, привыкших к другому столу, это стало нелегким испытанием.

По возвращении в Царское Село женщины описали то пастерское существование странника императрице. Пришлось также добавить, что духовенству деревни не нравился Распутин, в то время, как большинство её жителей просто воспринимали его, как должное. Второй раз императрица отправила в Сибирь с Анной Александровной Джулию Ден, супругу военно-морского офицера судна «Стандарт», и ещё нескольких человек.

В этот раз делегация отправилась на лодке из Тюмени в Тобольск по реке Туре, чтобы посмотреть мощи митрополита Иоанна Тобольского, святого времён Петра Великого. В Тобольске остановились в доме губернатора, в том самом доме, где первые дни своего изгнания провела императорская семья. Это был большой, очень хорошо обставленный дом на реке, но было понятно, что зимой в нём очень холодно.

На обратном пути посланцы остановились на пару дней в Покровском, чтобы навестить Распутина. Его нашли точно таким же, как и прежде, старую жену и служанок всё также занятых домашними делами и полевым трудом.

В тех местах был знаменитый монастырь Верхотурье – это на реке Урал, где хранятся почитаемые мощи святого Симеона. В лесах, окружающих монастырь, много крошечных хижин, в которых обитали одинокие монахи или отшельники. Среди них был знаменитый старый монах, известный как отец Макарий. Этот пожилой и благочестивый монах, по-видимому, относился к Распутину с большим уважением, чем деревенское духовенство. Они общались между собой, как равные или друзья.

Волна народной оппозиции против Распутина началась в последние два с половиной года его жизни. Вскоре после того, как это началось, но задолго до того, как его имя начали оскорблять в прессе и в обществе, его жилье в Санкт-Петербурге, где он начал проводить больше времени, постоянно было заполнено нищими и просителями. Это были самые разные люди, которые считали, что независимо от того, добрый Григорий или злой – его влияние на власть безгранично. Различные мелкие чиновники – эти нищие претенденты в начинающие политики, и, конечно, целая армия революционных агентов, шпионов и тайной полиции преследовали Распутина, давя на него бумагами и петициями, которые он «просто обязан был» представить императору.

Ради справедливости к самому себе он всегда говорил петиционерам, что бесполезно передавать через него бумаги и документы, но у него, похоже, не хватало сил отказать людям в упор. Зачастую из-за жалости к тем, кто был болен и беден, он отправлял их к тому или иному богатому и влиятельному знакомому с запиской: «Пожалуйста, дорогой друг, прими его». Очень грустно было знать, что его рекомендация была худшим предлогом, который бедняга мог предоставить при встрече.

Когда от Романовых приходил человек, чтобы рассказать Григорию о здоровье Алексея и получить совет, то этого визитера заваливали просьбами о должностях, поспособствовать в продвижении по службе, совали взятки. Бесполезно было заверять их, что посыльный не может обладать тем влиянием, которого от него ожидают. Одинаково бесполезно было говорить, что все петиции, принятые посыльным, не будут зачитаны императором, а просто будут переданы его секретарю, графу Ростовцеву.

Таким был Григорий Распутин, таким он и оставался до самой своей смерти – честным, добрым и порядочным человеком. Но часто люди запоминают и передают из поколения в поколение только исковерканный образ человека, а истинное лицо навсегда уходит вместе с ним

Картинка взята с сайта https://pixabay.com/

 

В 1910 году при царском дворе в России находился религиозный самозванец Распутин, чья личность была настолько вычернена в глазах мировой общественности, что никак иначе он уже и не представлялся по настоящее время. И всё-же, почему Григорий Распутин стал частью семейного круга Николая II и Александры Федоровны, его супруги, и почему именно он? С 1910 года…

В 1910 году при царском дворе в России находился религиозный самозванец Распутин, чья личность была настолько вычернена в глазах мировой общественности, что никак иначе он уже и не представлялся по настоящее время. И всё-же, почему Григорий Распутин стал частью семейного круга Николая II и Александры Федоровны, его супруги, и почему именно он? С 1910 года…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *