Вороны — самые умные существа в живой природе

Вороны издавна считались хитрыми. Но их интеллект может быть гораздо выше, чем мы когда-либо предполагали.

Ворону звали Бетти, и она была на пути к славе. Ученые из Оксфордского университета с удивлением наблюдали, как она небрежно взяла кусок проволоки в своей клетке, а затем с помощью ближайшего предмета согнула его с одного конца, превратив проволоку в инструмент с крючком. Этот инструмент позволил Бетти поднять из пластиковой трубки маленький контейнер с мясом — вкуснейшее свиное сердце. Обед подан, приятного аппетита.

Тогда, в 2002 году, действия Бетти вызвали огромное удивление и восторг. Как эта ворона так спонтанно решила такую ​​сложную проблему? Неужели склад ума птицы сродни нашему? Тогда это потрясающе умная, особая ворона!

Но Бетти была не такой особенной, как думали некоторые. Много лет спустя исследования показали, что вороны Новой Каледонии — обычные инструментальщики. В дикой природе они делают это все время. Первоначально наблюдатели были поражены поведением Бетти, потому что все выглядело так, как будто она придумала свой инструмент «на лету», как инженер, изобретающий новую машину. В действительности, вороны Новой Каледонии эволюционировали, чтобы научиться делать инструмент из мягких веток, это часть их обычной деятельности по добыче пищи.

Ново-каледонские вороны принадлежат к врожденному семейству птиц — так же, как и галки, грачи, сойки, сороки и вороны. В последние годы мозг этих птиц изучается все более внимательно. Нет сомнений, что некоторые из них обладают впечатляющими когнитивными способностями. Но интеллект — тёмная тема. Почему он получил такое развитие у птиц?

Интеллект расположен в мозге. У умных приматов, включая людей, в мозге есть особая структура, называемая неокортексом. Считается, что она помогает сделать расширенное познание возможным. В частности, у ворон нет такой структуры. Вместо этого они развили плотно упакованные кластеры нейронов, которые дают им подобное мастерство ума.

На самом деле те имеет значение какой-то конкретный тип мозга — у врановых и приматов одни и те же базовые возможности с точки зрения решения проблем, способности адаптироваться и изменяться перед новой задачей, вставшей перед ними. Это пример конвергентной эволюции, когда совершенно разные эволюционные пути привели к одной и той же особенности или поведению.

Рутц и его соавторы описали, как вороны Новой Каледонии разыскивают особый тип стебля растения, из которого они изготавливают свои крючковатые инструменты. Эксперименты показали, что вороны нашли нужные стебли, даже когда их замаскировали листьями других растений. Это говорит о том, что птицы знали, какой материал больше всего подходит для осуществления задуманного. Ведь и мы бы не использовали гаечный ключ для забивания гвоздя?

Это не единственные животные, которые достигли вершины интеллекта среди фауны. Шимпанзе, как отмечает Дакота Маккой из Гарвардского университета, обладают лучшей краткосрочной памятью, чем люди. Это помогает им запомнить, например, где находится еда в лесу.

Список животных с развитыми интеллектуальными способностями не ограничивается только воронами и шимпанзе. Подобные черты свойственны попугаям, аллигаторам, и даже крабам. Иногда двигателем в таком прогрессе мозговой активности является наличие естественного любопытства.

Маккой, как и Руц, также изучает ворон Новой Каледонии. Выяснилось, что действия с крючком — это не единственный показатель ума этих птиц. Провели такой эксперимент. На одном краю стола поставили коробку с большим количеством еды, а на другом конце — с меньшим. Содержимое коробок известно воронам. Участвовали разные птицы. Последи стола поставили закрытую коробку с едой, содержимое которой птицам не известно. Те вороны, которые участвовали в эксперименте с крючком, проявили своё любопытство и оптимизм, и сразу направились к неизвестной коробке. Это не значит, что они обязательно получили ожидаемое, но это указывает на позитивность взаимосвязи между использованием инструмента и ожиданиями.

Познание, говорит Маккой, может быть забавным. Это открывает дверь к поведению, которое не обязательно необходимо для выживания. Вороны, на самом деле, могут быть похожими на нас не столько потому, что они умны (как и мы), а скорее потому, что они иногда используют свой ум просто ради забавы — и мы тоже. У ворон Маккой есть естественное любопытство. Они дерзко хватают научное оборудование и летают с ним в вольере. Особенно любят играть молодые птицы.

Познание, как и сама жизнь, служит не только потребностям. Животный интеллект проявляется в удивительных примерах. Горилла, которая признает человеческий язык. Ворона, которая решает головоломки. Попугай, который рассказывает анекдоты.

Вороны издавна считались хитрыми. Но их интеллект может быть гораздо выше, чем мы когда-либо предполагали. Ворону звали Бетти, и она была на пути к славе. Ученые из Оксфордского университета с удивлением наблюдали, как она небрежно взяла кусок проволоки в своей клетке, а затем с помощью ближайшего предмета согнула его с одного конца, превратив проволоку в…

Вороны издавна считались хитрыми. Но их интеллект может быть гораздо выше, чем мы когда-либо предполагали. Ворону звали Бетти, и она была на пути к славе. Ученые из Оксфордского университета с удивлением наблюдали, как она небрежно взяла кусок проволоки в своей клетке, а затем с помощью ближайшего предмета согнула его с одного конца, превратив проволоку в…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *